Космос по имени Джуна. Путь к себе

0
Космос по имени Джуна

Джуна Давиташвили. Это имя окутано массой легенд. Ее обожествляют и распинают. Одни вставали в очередь на лечение ее уникальными руками, другие бездарно «обличали». Она оставила после себя множество картин, стихов, песен, прозаических сочинений. Но главное: тысячи благодарных людей, излеченных от тяжелых недугов.

Она всегда была в окружении множества людей, но оставалась одинокой. Особенно, после того как потеряла сына. Почти никого, за редкими исключениями, не подпускала слишком близко. Пожалуй, лучше всех ее знала Светлана Савицкая. Космонавт тесно общалась с целительницей в последние годы ее жизни, написала о ней проникновенный очерк и столь же сердечную, и в то же время удивительно правдивую книгу.

Савицкая сумела разглядеть главное, сокровенное: «Свою душу она нам щедро подает, точно ведро колодезной воды. Захочешь – пригуби. Всё одно до дна не выпьешь! Ведь вода эта – жизнь. А сколько раз дано ей обновляться в колодце вечности?»

Давайте и мы с вами, дорогие читатели блога, прикоснемся к этому живительному источнику, обратимся к удивительным фактам биографии Джуны Давиташвили. Попытаемся понять ее и как яркий феномен, и как мужественного человека, и тонко чувствующую женщину.

Космос по имени Джуна фото 2

Откуда что взялось?

Что дало Джуне право впоследствии называть себя ассирийской царицей? Поищем корни явления в ее происхождении, детских годах.

Ее официальное имя: Евгения Ювашевна Саркисова (Давиташвили). Родилась в Краснодарском крае 22 июня 1949 года. В ее родном селе Урмия проживала группа потомков выходцев из ассирийского народа. Напомню: Ассирия была одним из великих государств древнего Междуречья. Располагалась, в основном, на территориях, ныне принадлежащих Сирии и Ираку.

Ее отец Юваш Саркисов прибыл по делам в СССР из Ирана еще до войны. Здесь завел семью и остался навсегда. Уже будучи взрослой, Джуна узнала настоящую фамилию отца: Бит-Сардис. Она отсылала к предкам, знаменитому роду царей и жрецов.

Многие биографы целительницы считают, что эмигрант Юваш и казачка Анна — приемные родители Евгении. Отец, как уверяют все знавшие эту семью, очень любил девочку, одним из первых заметил ее дар и поддержал. С матерью отношения были сложнее: она не понимала и не принимала ни своенравности, ни «странностей» дочери, которые проявлялись с раннего детства.

Большое влияние на нее оказала прабабушка, у которой были явные экстрасенсорные способности. В деревне по тем временам ее величали попросту ведьмой, хотя она и умела лечить. Именно от прабабушки Джуна переняла метод бесконтактного массажа, то есть, лечения энергетическим посылом, пасами рук, не касаясь тела пациента. И сама еще в детские годы принялась врачевать окружающих и предсказывать события.

Космос по имени Джуна фото 3

Что там, за чертой…

Странный сон явился 4-летней Жене: она увидела девочку, лежащую в могиле. На вопрос, кто она, сверстница из сна ответила загадочно: «Я – это ты. А ты – это я!» Евгения рассказала о сновидении родителям, и они отвели ее на погост. Показали место, где похоронена ее сестра. Девочка с тем же именем умерла 4 года назад, ей было 4 годика…

Помнится, подобная сюрреалистическая история приключилась в детстве и с Сальвадором Дали. А ведунья потом нередко будет использовать в разных ситуациях магическую восьмерку (сумму двух четверок).

Есть в ранней биографии Джуны Давиташвили еще один случай, имевший на нее сильное влияние. Случилось это тоже в дошкольном возрасте (ей было 4-5 лет). Ее младший брат заигрался и упал в колодец. Евгения, ни секунды не сомневаясь, бросилась спасать его.

Сбежались селяне, достали братишку, и на радостях… забыли о девочке. Братишка сам напомнил взрослым о ней. Женя каким-то чудом оказалась жива, даже воды в легкие не попало. Потом она вспоминала, что в те страшные минуты в колодце ей представилось звездное небо, необъятный космос, который звал, манил к себе. Именно после этого случая у нее и начали проявляться способности к лечению.

Космос по имени Джуна фото 4

Между детством и взрослостью

Это потом напишут книги о Джуне Давиташвили. А пока нескладная и непокорная Евгения наравне с взрослыми с 12 лет трудилась в колхозе. Училась в восьмилетке, особо не блистая успехами на этом поприще.

Дальше и в рассказах самой нашей героини, и в хрониках ее биографов много белых пятен, разночтений и загадок. То ли она обучалась в Ростовском техникуме кино и телевидения, но не довела учебу до аттестата. То ли получала азы профессии в Ростовском медтехникуме. Есть и иные версии того, где она продолжила образование.

Но есть в ее судьбе некоторые моменты, о которых Джуна предпочитала не рассказывать. Позже жители села Урмия поведали журналистам, что юная Евгения вышла замуж за односельчанина и родила девочку, которая очень скоро умерла. Это стало причиной разрыва молодых родителей, и отъезда будущей знаменитости в Ростов. По другой версии, дочку она родила в 1967 году, уже будучи студенткой ростовского техникума.

Космос по имени Джуна фото 5

Тбилиси. Первое признание Дара

И дальше биографы «путаются в показаниях». Чаще всего всплывает версия, что приехавшая из Ростова в Тбилиси Евгения мечтала лечить людей, но поначалу устроилась работать в один баров города.

Параллельно училась медицине в народном университете, была в те годы подобная «экзотическая» форма заочного обучения. Диплом такого «университета» был достаточно условным, он не давал права на официальную работу в больнице. Зато Джуна не раз потом рассказывала, как на экзамене она поразила комиссию, руками «склеив» края раны пациента.

Потом Евгения оказалась сотрудницей одного из профилакториев этого благодатного края. Поначалу трудилась горничной. Окончив курсы массажа, получила шанс проявить свои уникальные способности на практике. В элитном санаторном учреждении Тбилиси и проявился ее дар, она впервые смогла каждый день демонстрировать, какой волшебной силой обладают ее руки.

Поначалу о чудесах, творимых массажисткой, говорили полушепотом. В 1979 году эта информация о необычной врачевательнице стала достоянием общества. Более того, в журнале «Техника молодежи» прозвучали данные о ее сотрудничестве с такими достаточно закрытыми учреждениями как Звездный городок и Дипломатическая академия МИД СССР.

Журнал «Огонек» тогда же рассказал о международном симпозиуме «Бессознательное», что прошел в Тбилиси. Там, на глазах изумленной публики, Джуна лечила людей. СМИ взахлеб описывали и еще один фантастический эксперимент: Джуна смогла засветить кинопленку, лежавшую в запечатанном конверте. Этот опыт никак нельзя было объяснить внушением или гипнозом, хотя подобные объяснения ее деятельности не раз звучали раньше и будут преследовать целительницу всю оставшуюся жизнь.

Космос по имени Джуна фото 6

Грузинская семья

В 1974-м она вышла замуж за Виктора Давиташвили. Встретились они в том самом санатории. Виктор Ираклиевич, как уверяла сама Джуна, был офицером КГБ, служил в команде тогдашнего 1-го секретаря компартии республики Шеварднадзе.

Много лет спустя она поведает о жизни в грузинской семье как о непрерывном унижении. Была на правах прислуги, жила, «не поднимая головы». И это — гордая и независимая Джуна, так ее уже называли в те времена.

Не раз она признавалась, что с мужем у них не было ни душевной близости, ни даже особой эмоциональной привязанности. И даже сын Вахтанг, ее любимый Вахо, по всей видимости, был плодом иной, запретной любви. Есть данные, что отец помогал Вахтангу всю его недолгую жизнь, но никогда не открывался, и Джуне тоже успешно удавалось хранить в тайне его имя.

Семья Давиташвили дружила с самыми влиятельными, властными кланами Грузии того времени. Но пришло время, и они же «сосватали» Джуну в столицу. В 1980-м Джуна Давиташвили и ее сын были отправлены в Москву.

Космос по имени Джуна фото 7

Душа, воплощенная в творчестве

Но прежде чем я перейду к повествованию о столичном периоде ее жизни, о становлении легенды, хочу остановиться на другом, творческом амплуа нашей героини. Помните, как страстно, яростно пела Ирина Понаровская эти строки:

Знаю — любил. Знаю — берег.
Это был жизни первый урок.
Знаю — забыл. Знаю — не ждешь.
Все это было, все это ложь.

Немногие знают: песня написана на стихи Джуны. Это отголосок тех чувств, что бушевали в душе поэтессы, когда ей пришлось покинуть ставший родным Тбилиси и отправиться в пугающую неизвестностью Москву. Позицию мужа, «сдавшего» ее на милость сильных мира сего, она посчитала предательством.

Предлагаю вместе вспомнить этот эстрадный шедевр незабываемых 80-х.

Ее песни исполняли (а некоторые поют до сих пор) и другие звезды шоу-бизнеса: Марина Капуро, Владимир Мигуля, Валерий Меладзе.

Но самое сильное впечатление производят философские притчи и необычная поэзия, чаще всего, в жанре белого стиха. Особенно пронзительны строки, посвященные дочери Юне. Выше я уже говорила, что жизнь девочки оборвалась рано. О ней Джуна очень редко вспоминала вслух. Но наедине с чистым листом бумаги она была предельно искренна:

«Мама», – зовет меня дочь,
Что страшнее беззвучного крика?
Вновь на груди я ее ощущаю ручонки.

«Мама», – кричит моя дочь.
А глаза ее смотрят с укором
Из глубины моей скорби и боли моей бесконечной…

Отдельного внимания заслуживают картины Джуны Давиташвили. Их можно посмотреть здесь.

А это — выставка картин Джуны, видео снято уже после ее ухода в мир иной.

Все, кто приходил в ее гостеприимный дом, могли видеть часть этих произведений, развешенных по стенам квартиры. В них целительница запечатлела свой внутренний мир. Свое видение красоты, предназначения человека в этом мире. Тут и прекрасные фигуры людей, и фантастические животные, и идеалистические пейзажи. Чем-то эти полотна напоминают картины Святослава Рериха с его глубоким философским видением мира…

Позволю себе еще одну цитату из книги Светланы Савицкой «Джуна. Одиночество солнца»: «Я поведаю правду с любовью. С любовью о ней не только лишь как о целительнице, но прежде всего о романтической поэтессе, искренней певунье, оригинальном, имеющем собственное лицо в искусстве художнике, наивной выдумщице, прекрасном поваре, гостеприимной хозяйке, дарительнице, исследователе и ученом, умнице и капризнице одномоментно, гибком и талантливом скульпторе, верной матери и черствой жене, послушной дочери, гневливой старухе, хрупкой беззащитной девочке, сумасшедшей хулиганке…»

Вот и мы с вами, дорогие друзья, вспомнили эту неординарную и неоднозначную женщину с любовью. И оставили ее на середине пути, у входа в манящий, но таящий множество опасностей мир. Дальше будет самоутверждение в столице СССР, изнурительная, бесконечная борьба за признание ее дара. Но об этом — в следующей статье.

Я благодарю Любовь Миронову за помощь в подготовке материала статьи. И напоследок: еще одна песня на слова нашей героини. Валерий Меладзе. Красиво!!!

Ваш отзыв

Ваш E-mail не будет опубликован.

Я даю согласие на обработку личных данных и принимаю политику конфиденциальности

Яндекс.Метрика